Миф и история азербайджанского народа

30.11.08 | Xurshid


http//photoload.ru/data/45/2b/f2/452bf208bf9013229685227b8f6efe.gif

Миф и история азербайджанского народа
Автор: Рамазан Кафарлы
Издатель: Вестник Бакинского Университета,№1, сс. 216-221
Дата издания: 2003

Ф.Рашидаддин сообщает, что когда Огуз* покинул Ширван и дошел до Арана* и Мугани*, было, уже лето… В течение летних месяцев они полностью захватили все местности этих вилайетов, вплоть до гор Сабалана*, Алатака* и Агдибери*. Как рассказывают, названия Савалан и Алатак тоже были даны ими. На тюркском языке «сабаланом» называют все то, что «образовалось», «возвысилось». За время их пребывания на яйлаге (летние пастбища) они захватили и подчинили все, расположенные там страны. Захватили они также и вилайет Азербайджан. Своих лошадей он (Огуз) выпустил [на откорм] на пастбища обширных и прекрасных лугов Уджана*. «Во время их пребывания там, Огуз однажды приказал, чтобы каждый принес с собой в подоле землю и высыпал в одно место для сооружения холма. Сначала он сам принес землю в подоле и высыпал ее. А так как он это проделал, самолично, то все воины также принесли и высыпали по подолу земли. Получился большой холм, который был назван Азербайджан. Азер по–тюркски означает «высокий»; байган – означает «место богатых, великих». (Эта страна стала известной под таким именем и именно потому сегодня она называется Азербайджаном)» [82, 41].

Исследователи полагают, что последний эпизод является дополнением к тексту и этимология топонима «Азербайджан» надумана. В действительности этот довод рождает несколько вопросов и является односторонним.

Первое: кто, когда и с какой целью дополнил «Историю» притчей о «создании возвышенности»?

Второе: как правило, большинство топонимов, обусловленных мифами и легендами, кажутся далекими от истины, но какая-то зацепка на долю истины там всё же имеет место. К тому же употребление названия нашей земли в том же виде, что и в исторических источниках, имеет древнюю историю и различные толкования. Среди них немало, связанных с мифологическими воззрениями. Например:
1. Атар (Адар – Азер) – означает огонь. Имя одного из детей божества Добра Ахура-Мазды. Девятый месяц древнего зороастрийского календаря, Падает на сезон осени: 23 ноября – 22 декабря. В Южном Азербайджане и сегодня употребляется под именем «Азер».

2. Аз–ер – означает святой мужчина (человек). Компонент «Аз/Ас» в древние времена означал «Великий Бог» (у азербайджанских тюрков – «Небесный Бог»). И сейчас в нашем языке употребляется слово «азман» (мощный, великий). В форме «Ас» в мифологических системах многих народов – в особенности, в эпических текстах скандинавов – выполняет божественную функцию. А часть «эр» в значении «человек и мужчина» и сегодня употребляется у большинства тюркских народов, также и у азербайджанцев. Исторические толкования слова «Азербайджан» различны и множественны. Именно потому, что местонахождение огня – солнца и божества Аз//Ас находится на возвышенности (Солнце всегда всходит из-за гор и гуляет по небу), в «Истории» Ф.Рашидаддина слово «азер» может быть осмыслено в форме «высокий».
3. При разделении употреблённого в «Огузнаме» слова «Азербайджан» на слоги «Аз-ер-бай-ган», можно заметить, что каждый из четырех компонентов в отдельности имеет смысловое значение. Согласно книге, составленной арабскими учеными по словарному составу языка азербайджанских тюрков до XIII столетия, -«аз» [36, 16] - означает меньшинство и лошадь жёлтого цвета; -«ер» [36, 14] - мужчина, муж; или -«ор»[36, 30] - яма, канава, сын и маленький; -«бай» [36, 28] - богатый; -«ган» [36, 45] - кров, хан и мелик; а «Байган / Балган» [36, 27] - означает «тюркская гора».

Соединение «аз» в значении «жёлтая лошадь» с «ер», дает понятие «сары атлы киши» - «мужчина на жёлтом коне». Примечательно, что слово «Заратуштр» также поясняется двумя понятиями: первый компонент «зара»/ «сары» - цвет солнца, «второй «туштр» - «старик на верблюде». И не случайно, что слово «азер» в целом связывается с огнем. Над этими сходствами стоит подумать. Выражение «Бай-ган» означает «богатый хан». Если рассматривать все выражение в целом, то получается «богатый хан (глава, предводитель) на жёлтом коне», что приближается к пояснению Ф.Рашидаддина. Что касается употребления слова «ган» в смысле «высота», «гора», а выражения «Байган/Балган» в смысле «тюркская гора», то это полностью совпадает с толкованием ученых-историков.
Вообще в III тысячелетии до н. эры одним из названий, определяющих территорию Южного Азербайджана, было слово «Аратта», употребляемое в значении «гора» [13, 16].
Хотя употребление этого слова уходит в глубь веков, оно созвучно с современным названием страны и приближается по смыслу (высокий) к первому компоненту хоронима в «Истории» Ф.Рашидаддина. Однако, исследователи фактическую историю появления географического термина «Азербайджан» связывают с первым тысячелетием до нашей эры, по той причине, что впервые в виде «Андирпатиану / Андарпатиан» оно было зафиксировано в VIII-VII столетиях до н. э. в михийских письменах. Ю.Юсифов полагает, что «это жилое прибежище располагалось между Мидией и Манной (нынешний Южный Азербайджан) на юге-западе истока реки Узан… в словах Андирпатиану / Андарпатиан если снять феномен «н» перед «д» - получается «адыр//адер» (в михийских письменах отсутствуют знаки, обозначающие звуки «ы» и «я», поэтому в заимствованных словах они соответствовали «и» и «а»). В современной тюркской географической терминологии слово «адыр» употребляется в значении «тепели йер» - холмистая местность, «даглы мескен» – гористая местность, «даг голу» – горный склон, «голлара айрылан даг силсилеси» - горная цепь, разделенная на отроги, «ахар суларын дагытдыгы тепели дагетейи» - «отроги гор, размытые подводными водами» и т. д. Безусловно, на языке тюркских этносов древнего Ирана адыр//адир//адер был принят как географический термин. В современных тюркских языках это слово сохранилось в фонетических формах азир//азер//адар. Второе слово в этом имени – «пати», последующие «ану//ан» означает «место» или приставку множественности. В древнем тюркском языке «батыг» (бат//пат от глагола «батмаг, энмек») имело значение «дузен» - «равнина», «ашагы» - «внизу», «алт» - «низ» [13, 133-134].

Ученый приходит к выводу, что смысл хоронима в мидийских письменах означает «даг алты йер» - место под горой. Обратим внимание на следующее соответствие: в труде Ф.Рашидаддина холмистая местность, возникшая благодаря Огузу, который назвал ее «Азербайджан», находится близ населенного пункта – Уджан (Учан)* , а Андирпатиану/Андарпатиан - по течению реки Узан*, оба они расположены в Южном Азербайджане. То, что населённый пункт Уджан находится на юге-западе истока реки Узан, вполне естественно. Между этими фактами, запечатлевшимися в разное время в письменной памяти, расстояние приблизительно в два тысячелетия. Однако совпадение, сходство этимологии слов и географической территории показывают, что Ф.Рашидаддин не случайно связывает происхождение хоронима «Азербайджан» с именем Огуза. Позднее именно эта историческая действительность обросла легендами и преданиями и была зафиксирована в памяти местных жителей. Выходит, что «название местности Андирпатиану / Андарпатиан в далекой древности было присвоено территории севернее Мидии и, подвергнувшись определенным фонетическим изменениям, дошло до нас в виде «Азербайджан» (в Сирийско–Византийских источниках –Адорбиган / Азарбиган, у арабов и в устной речи – Адирбиджан / Азирбиджан, Адербайджан / Азербайджан). К сожалению, «название страны тюркского происхождения, еще в начале I тысячелетия на основании толкования в соответствии с персо-язычной традицией, было связано с именем мидийского наместника Атропата и, таким образом, попало в информацию Страбона» [13, 134].
Таким образом, ошибаются те, кто ограничивают события, описанные в «Истории» Ф.Рашидаддина, лишь набегами сельджуков на наши земли и превращают их в чисто исторический фактор. Можно привести множество доводов, связанных именно с самим Огузом (события до его смерти), и, основанных на более древних представлениях, заимствованных из памяти местных жителей. Это значит, что объединение под религиозным флагом в единое государство тюркских племен, размещавшихся на исконных исторических землях и игравших в средние века ведущую роль в жизни исламского Востока, мусульманский историк связывал с именем первого родоначальника – мифического культурного героя Огуза, преследуя тем самым цель обосновать нерушимость, величие и связь со своими корнями этого сообщества.

В действительности, Ф.Рашидаддин, представленными в своей «Истории» мифологическими элементами, демонстрирует происхождение в глубинных пластах одного этноса, процесс генезиса и эволюции, приводя их в соответствие с историческими событиями ХI-ХIII в. в. Это был своеобразный мост, протянутый автором из глубокой древности, вглядываясь в которую из действительности, к сожалению, трудно привести какой – либо факт или довод, подтверждающий реальность Огуз хана. Действительная история некоторых географических названий, данных Огузом, также теряется в глубинных пластах столетий.
Ф.Рашидаддин пытался языком мифов отразить инициативу одного из детей человечества огузского этноса, стремившегося своим самоутверждением создать огромное сообщество, хотел возродить картину определенного периода в истории человека и человечества. Напрашивается вопрос: почему мы говорим «в истории»? Да потому, что огузский этнос просуществовал на земле огромный промежуток времени и в судьбе мира сыграл решающую роль (вместе с империями, созданными сельджуками, атабеками, османами, каракоюнлу, аккоюнлу и сефевидами, сюда можно причислить Надир шаха по линии Афшара из огузского этноса и Ага Мухаммед Шаха из рода Каджаров). Неоспорим факт кровного родства огузов с гуннами и гёй тюрками, то, что три древних тюркских этноса с начала нашей эры до ее середины, стояли во главе значительных событий в жизни Востока и Запада, создали условия для возрождения старинных мифов; мусульманский историк продемонстрировал, что тюрки сумели надолго защитить и сохранить свое сообщество, осознавшее собственные исторические корни. С другой стороны, Ф.Рашидаддин, придавая реалистичность эпическим мифологическим образам, хотел поднять некоторые исторические события до уровня мифа. И, хотя исторические моменты, им описанные, замешаны на мифах, по сути они – не являются «историей» богов: попросту ученый писал историю человека, человеческого племени – историю огузского этноса. Определяя основную функцию истории, исследователи показывают, что «среди всех земных созданий человек – существо особое. И не только потому, что он умеет говорить, мыслить, шить себе одежду и делать многое из того, что ни птице, ни дереву, ни зверю и никому другому не под силу. Одно из главных отличий человека от всех других существ состоит в том, что он – существо историческое. Своя история есть у каждого человека; вместе они складываются в историю народа, а они – в общую историю всего человечества» [126, 7].

Нельзя не видеть в мифологических взглядах следы обрядов, обычаев, традиций, связанных с периодом, когда наши предки стали заниматься земледелием, охотой. Так, в очень древнюю пору на нашей земле существовал следующий ритуал: «чтобы не было засухи, было обилие» - с этими словами девушек бросали в реку, принося их в жертву богам. Этот ритуал совершался до начала посева, якобы для быстрого созревания растений. В эпической традиции и азербайджанских мифологических взглядах мы встречаемся с ритуалами, противоположными вышеуказанному. В сказке «Меликмамед» герой попадает в страну, где «аждаха» (дракон) охраняет реку, перекрыв доступ воды в город. Люди ежедневно приносят аждахе в жертву девушку. Только в этом случае бог засухи - Аждаха разрешает людям пользоваться водой, и то в незначительном количестве. Меликмамед действует в противовес вышеуказанному ритуалу. Убив сорокоголавого аждаху, он спасает шахскую дочь, предназначенную в жертву аждахе. Огнедышащий аждаха в мифическом понимании символизирует засуху и в старых поверьях природы обозначает одного из богов. Принося ему жертвы, древние предки полагали, что они освобождают из плена дождь – воду. Конечно, в период, когда вышеописанный ритуал занимал господствующее положение, каждый, кто пожелал бы спасти девушку, был бы забросан людьми камнями, т. к. своим поведением он как бы препятствовал получению обильного урожая. Приносить жертву было, в те времена делом чести, и девушки добровольно шли на это. В эпизоде с аждахой посредством мифических образов дано точное воспроизведение одного из социальных институтов общества и период, к которому относится этот социальный институт азербайджанского народа, становится известным благодаря археологическим раскопкам. В этом смысле мифы всегда были спутниками истории.
Таким образом, несмотря на обилие надуманных описаний, мифология по своей внутренней сути тяготеет более к реалистическому направлению. Это объясняется совпадением необычных элементов с действительностью. Отметим, что фантастике в мифах отводится широкое место и в большинстве случаев она имеет реалистическую суть. Заключенные в них чудодейственность и магия не находятся вне реальности, корни окольности и необычности связаны с действительностью. Другими словами, какой – либо фантастический элемент возникает на основе реальной действительности, превращается в мышлении в его прообраз. Поэтому образ жизни фантастических существ в мифологии не отличается от быта обычных людей: девы также занимаются домашними делами, колют дрова, готовят пищу, любят красивых девушек; Симург при всей своей мощи не может защитить своих птенцов, добыть для них корм; девушки – ангелы влюбляются, их также любят – словом, все сакральное какими–то чертами приближается к людям. Следовательно, в мифологических моделях и системах присутствует один из показателей реальности, заключающийся в том, что фантастичное и необыкновенное, как бы необычно оно не изображалось, тем не менее обладает особенностями, свойственными людям.


Поделитесь записью в соцсетях с помощью кнопок:

Просмотров: 7211
Рейтинг:
  • 5

Реклама от партнеров: