Мамай и Тохтамыш

01.01.09 | Xurshid


http//photoload.ru/data/4a/a0/e9/4aa0e93b9188be0b7728b4b1568d8a.jpg

Мамай и Тохтамыш
Автор: Гульнара Абдулаева
Издатель: Газета 'Авдeт'
Дата издания: 2008
Язык: Русский


Фиаско Мамая и триумф Тохтамыша


Написал Гульнара Абдулаева


В 1380 году могущественный темник Мамай потерпел поражение на Куликовом поле от московского князя Дмитрия Донского, выступившего против золотоордынского узурпатора в союзе с законным потомком Чингизхана Тохтамышем. Однако Мамай не очень огорчился подобному исходу битвы, ведь погибли наемники, навербованные на генуэзские деньги, а своя Орда оставалась цела. К тому же он надеялся в скором времени взять реванш: с новыми силами начать войну за влияние в Золотой Орде и потеснить выскочку Тохтамыша. А пока он возвращался в крымский улус-юрт, к своим верным генуэзцам. Его путь лежал через реку Калка, где близ современного Мариуполя и произошло непредвиденное Мамаем обстоятельство, решившее его судьбу…

Темник Мамай, правитель Причерноморья


В некоторых источниках Мамая ошибочно называют ханом Золотой Орды, но на самом деле свой статус всесильного темника - военачальника, он, наверняка никогда бы не поменял на титул хана, потому что хорошо понимал, лучше манипулировать чингизидами, чем самому становиться жертвой заговора. К тому же в бытность Мамая, для Золотой Орды наступили смутные времена. Или как принято именовать этот период истории Орды: "великая замятня". А все началось с тестя Мамая хана Бердибека.

Этому хану суждено было стать отрицательным героем своего времени. Летом 1357 года, находясь в Тебризе, Бердибек узнал о болезни своего отца хана Джанибека и уже к осени он вернулся в Орду, но не для того, чтобы скорбеть у смертного одра возлюбленного отца, а для того, чтобы ускорить процесс его представления в мир иной. Одним словом, Бердибек организовал заговор, приведший к убийству тяжело больного Джанибека. Бердибек самостоятельно занял ханский престол в Сарае, а чтобы против него не учинили заговора, он сразу же приказал физически уничтожить всех кто мог быть его реальными или потенциальными конкурентами. В результате было убито двенадцать его родственников, в том числе и родных братьев. Но отцеубийцу этот акт насилия не спас. Его никто не собирался поддерживать и вскоре Бердибек сам пал от рук убийц. А после его гибели началась "великая замятня", как отмечают летописи. Замятня или смута началась с того, что объявился целый ряд самозванцев. Кульпа, Навруз и другие называли себя уцелевшими детьми Джанибека. Все они претендовали на престол, а их истинным происхождением некто не интересовался. За последующие 20 лет сменилось 25 ханов. Многие из них правили меньше года и, как правило, почти все становились жертвами заговоров.

Однако, за свое меньше чем трехлетнее правление, Бердибек все же успел продвинуть по служебной лестнице своего зятя, прежнего темника Мамая, дав ему должность беклярбека - одну из двух главных в государственной администрации Орды. Отныне в функции Мамая входило руководство внешними делами, армией и верховный суд. В управление беклярбека входил крымский улус-юрт, служивший ему основным источником доходов.

В 1361 году, после того, как пал от рук заговорщиков Бердибек, Мамай, воспользовавшись переворотом в Сарае, распространил свою власть на степные районы Причерноморья, Волго-Донского междуречья, предгорья Северного Кавказа и перешел к активной политической деятельности.

К тому времени в Орде был убит хан Хызр, который в свою очередь сместил хана Навруза, и к власти пришел еще один отцеубийца Темир-оджа. Но ханство его было одним из самых непродолжительных. Через шесть дней после воцарения Темир-оджа был смещен беклярбеком Мамаем, который и возвел на престол Орды своего ставленника - члена законной династии - чингизида Абдаллаха. Однако попытка реставрации оказалась неудачной. Вскоре на престол сел брат Хызра Мурид, царствовавший до 1364 года. Его сменил Шейх Азиз, но в 1370 году Сарай снова взял Мамай и возвел на престол хана Мухаммеда Булака. С именем этого хана связан распад Большой Орды на семь независимых владений, одно из которых стало и Причерноморье, во главе с самим Мамаем.

Мамай не принадлежал к роду Чингизидов, но он был талантливым полководцем и умным политиком. Вероятно, именно по этому он опирался на бывших врагов монголов - придонских половцев, которые к тому времени тоже стали именоваться татарами. Беклярбек, вел свою, прозападную политику и опирался на союз с генуэзскими колониями в Крыму и литовским князем Ягайло.

Другой политики придерживался наследник Синей Орды - Тохтамыш. Он предпочел придерживаться традиционной политики союза с Русью, проводимой еще со времен Батыя.

Это столкнуло интересы двух влиятельных людей своего времени.

Тохтамыш и преддверие Куликовской битвы


Тохтамыш был сыном эмира Мангышлака (полуостров на восточном побережье Каспийского моря в совр. Казахстане) входившего в состав Кок (Синей) Орды Туй-Ходжи-оглана, убитого правителем Белой Орды Урус ханом. Его выход на историческую арену начался с того, что эмиры и беки Белой Орды, не захотев подчиняться Урус хану, призвали Тохтамыша на престол Белой Орды.

Началась внутренняя усобица, вылившаяся в военные действия. Тохтамыш проиграл решительный бой, которое очевидно состоялся вблизи реки Сырдарьи, так как источники сообщают, что он, спасаясь, бросился в Сырдарью и под градом стрел, раненый, переплыл реку и выбрался на другой берег. Спас раненого беглеца случай. Один из сотников эмира Тимура (Тимурлана) Эдигей, обнаружил Тохтамыша в камышах и привел в ставку Железного Хромца. Тимур принял поверженного хана, посчитав за благо иметь в союзниках представителя чингизидов. А вскоре и представился случай снова возвеличить Тохтамыша.

В 1375 году умер Урус хан, а спустя два месяца за ханом отправился его сын и наследник Токтария. На престол вступил брат бывшего хана Тимур-Малик, который проявил исключительную бездарность и патологическую лень, чем вызвал разочарование у своих беков и нукеров. Это обстоятельство было только на руку Тохтамышу. В 1376 году Тимур дал ему войско и очень скоро Тохтамыш овладел Белой Ордой, а Синюю получил по праву наследования. Опьяненный своим успехом он решил двинуть войска на запад, чтобы изгнать с правобережья Волги, из Причерноморья и Крыма узурпатора Мамая.

Мамай прекрасно понимал, что союз Тохтамыша и Тимура для него несет опасность. К тому же он не обладал, достаточным количеством надежного войска. Волжские татары, не охотно служили Мамаю, поэтому он привлек ясов, касогов, но на содержание наемного войска нужны были деньги. У самого Мамая их не было, а получить финансовую помощь темник мог лишь у своих друзей - генуэзцев. Те не отказали в помощи, но потребовали взамен концессии для добычи мехов и торговли на севере Руси. Мамай попробовал договорить с князем Дмитрием Московским, подкупив его тем, что даст ярлык на великое княжение. Но Москва отвергла это предложение, продемонстрировав верность союзу с законным наследником ханов Золотой Орды - Тохтамышем.

Вскоре положение изменилось, умер митрополит Алексий - ярый противник прозападника Мамая. Правитель Причерноморья решил воспользоваться этим обстоятельством и снова послал к Дмитрию послов.

Надо сказать, что на Руси не было общего мнения, какую политику проводить по отношению к Мамаю. Одни склонялись к сохранению мира, другие были настроены враждебно, потому что за мусульманином Мамаем стояли католики, а католики для Руси – враги. Одним из таких ярых противников и был суздальский епископ Дионисий живший в Нижнем Новгороде, и когда туда пожаловали послы Мамая, чтобы договориться о мире и союзе, епископ возбудил народ против татар. Нижегородская чернь накинулась на посольство, и все татары были зверски умерщвлены.

Русские уже понимали, что после такого, и милости от Мамая ждать не придется.

Столкновение последовало. Но ни сам Мамай, ни князь Дмитрий и подумать не могли, что оно выльется в историческое событие. Обе армии сошлись 8 сентября 1380 года на Куликовом поле, между реками Дон, Непрядвой и Красивой Мечей. Несмотря на то, что оба противника имели союзников, ни литовский князь Ягайло, поддерживающий сторону Мамая и собственные интересы относительно Руси, ни Тохтамыш, союзник Дмитрия Донского, не подоспели к началу главного сражения.

Русские одержали победу. Их спасло, то, что они применили типичный татарский прием, спрятав десятитысячный засадный полк конницы за небольшой рощей, и когда уже близился полный разгром русской рати, развернутой лавой пошел засадный полк свежих бойцов, который предрешил исход поражения войска Мамая. Л.Гумилев упоминает о том, что если бы подоспело к началу боя литовское восьмидесятитысячное войско Ягайло, которое находилось от основных событий всего в одном дневном переходе, то вряд ли победа досталась бы русским.

По утверждению одного историка, профессора Института российской истории РАН Антона Горского, миссия князя Дмитрия была в восстановлении справедливости. Ведь на Руси тех лет, Мамая считали, чуть ли не узурпатором, вопреки династическим уложениям того времени, правившего частью земель бывшей Золотой Орды. Законным наследником считался Тохтамыш как представитель дома Чингизидов. Так что, разбив Мамая, русские по сути выполнили свой вассальный долг. Именно так они восприняли эту победу в свое время. Об этом свидетельствуют договоры русских князей времен Мамая.

После воцарения Тохтамыша наступательные операции велись только против узурпатора власти, но никак не против законного правителя Тохтамыша. А когда законный хан возглавил Золотую Орду, русские князья прислали ему богатые подарки, подробно перечисленные в летописях. По мнению профессора Горского, это значило, что Русь опять признала верховную власть ордынских ханов.

Столкновение интересов


Нельзя сказать, что Мамай возвращался с Куликова поля в расстроенных чувствах. Скорее всего, эта битва обеими сторонами не воспринималась как эпохальная. И обе стороны знали, что еще не раз их интересы столкнуться на поле брани. Русские понесли большие потери, им надо было восстановить свои силы, Мамай же решил дать своим воинам перерыв и одновременно выждать время, когда его друг и союзник Ягайло скинет с престола дядю князя Кейстута отца Витовта и вновь обретет свой литовский престол, чтобы совместно повести войска на Русь.

Но тут началось непредвиденное. Мамай встретился на берегах реки Калки со своим давним врагом - Тохтамышем. Боя было не избежать. И в то время, когда и Мамай, и Тохтамыш собирались давать своим воинам команду к бою, случилось неожиданное. Воины Мамая сошли с коней и принесли присягу законному хану Чингизиду Тохтамышу. Они не схватили и не выдали своего вождя, что было бы предательством, они позволили ему уехать в Крым, где, по некоторым данным, Мамая убили его же союзники - генуэзцы.

Сын Мамая Мансур, Чингизид по материнской линии, избрал другой путь спасения. Он ушел в Литву, был там принят и жил на южной окраине, не теряя связи со Степью и со своими родственниками. Его потомков ждала роскошная судьба: мало того, что они стали мурзами и князьями, одному из них, Иоанну Грозному, была суждена не только царская корона, но и долгая, хотя и недобрая память.

Для Тохтамыша же эта бескровная победа оказалась его звездным часом. Он объединил Джучиев улус, правда всего на восемнадцать лет, женил одну из своих дочерей Джанике ханым на соратнике Тимура, Эдигее, позже сам рассорился с Тимуром, и в дальнейшем он не проявил особых талантов, но сохранил популярность в своем народе до конца жизни.

* * *


Законный правитель хан Тохтамыш


Написал Гульнара Абдулаева


После неожиданного столкновения с темником Мамаем в 1380 году на реке Калка, хан Тохтамыш стал единственным легитимным правителем в Орде. Его персона устраивала всех: и союзников русских князей, которые уже не могли разрешить свои личные проблемы без верховной власти Сарая, и великого среднеазиатского полководца эмира Тимура, которому было выгодно видеть на золотоордынском престоле своего ставленника. Однако и князь Дмитрий Донской, вступивший в кровопролитную битву с Мамаем за интересы законного правителя Орды, и эмир Тимур глубоко ошибались относительно хана Тохтамыша. Первый поплатился тем, что Москва была полностью разрушена и сожжена, а второй разочарован тем, что хан Большой Орды не пожелал стать его марионеткой, и выступил против своего былого покровителя.

Доверчивый сибиряк


После Куликовской битвы, и отступления Мамая в Крым золотоордынский престол в Сарае окончательно закрепился за Тохтамышем, сыном эмира Мангышлака Туй-Ходжи, который уже с 1376 года управлял Белой и Синей Ордой. Первым делом хан Тохтамыш решился вести самостоятельную политику в своем государстве, которое в середине XIV века было одним из самых больших в Европе и Азии. Южные территории Золотой Орды включали Тебриз (Иран), северные - Башкирию и Волжскую Булгарию; на западе Орда простиралась до Дуная, а на востоке - до рек Оби и Иртыша. Это была колоссальная территория и поэтому не удивительно, что внутри нее разразилась большая смута, которая и привела в 1362 году к фактическому расколу Золотой Орды на две части границей, которого стала Волга. Поэтому, придя к власти, хан Тохтамыш по возможности попытался пресечь внутренние смуты и сделал попытку вернуть Орде былое могущество. И на какое-то время ему это удалось.

Возможно удалось бы и больше, если бы не его простота и доверчивость, которая вылилась в конфликт с верным вассалом хана Дмитрием Донским.

После Куликова поля все складывалось замечательно. У Тохтамыша была сильная армия и влияние, но как показывает история, не было проницательности и рассудительности.

Старинные соперники московского княжеского дома - суздальские князья, (брат суздальского князя Дмитрия Константиновича - Борис с его племянники Василий и Семен) стремясь рассорить союзников Донского и Тохтамыша, пустили в ход действенный способ: провокацию. Борис с племянниками составили донос о том, что Москва и Рязань хотят перейти на сторону Литвы - главного противника татар. Тохтамыш поверил доносу, ему и в голову не пришло проверить, что на самом деле было.

А дело в том, что после Куликовской битвы, московское правительство, не теряя времени, пригласило в Москву киевского митрополита Киприана, тем самым, ограничив влияние католика князя Ягайло, потому что его православные подданные в делах веры стали подчиняться Москве. Это был своего рода хитрый политический шаг. Именно это обстоятельство и побудило суздальцев преподнести Тохтамышу как сговор Москвы с Литвой.

Умный и образованный политик без труда усмотрел бы провокацию, но Тохтамыш был простодушным и доверчивым сибиряком, он поверил навету, в котором кроме Москвы была обвинена в симпатиях к Литве и Рязань, хотя последняя была противницей Москвы.

Не долго раздумывая Тохтамыш мобильно поднял войско, взял в проводники суздальских князей и двинулся на Москву.

12 августа 1382 года татарское войско подошло к стенам Москвы.

Поход на Москву


Узнав о том, что Тохтамыш движется с войском к Москве князь Дмитрий, просто струсил и быстро покинул город, бросив на произвол судьбы своих подданных. По словам Н. Карамзина он "удалился" в Кострому "с супругою и детьми, желая собрать там более войска и надеясь, что бояре, оставленные им в столице, могут долго противиться неприятелю". По словам украинского историка В. Белинского, Дмитрий сбежал в Кострому, "желая собрать там более войска", элементарная ложь. Кострома была глухой, затерянной в лесах глубинкой Московского улуса. Не может ведь будущий "помазанник" просто струсить да удрать, поэтому Карамзин "писатель истории" и взял на себя миссию оправдать Дмитрия Донского. Князь Дмитрий, так званый Донской, отсиделся с семьей в далекой лесной глухомани, ожидая в страхе, не разыщет ли его Тохтамыш. Он зря надеялся на своих бояр, так как и те, прознав о надвигающейся опасности, поспешили выехать из Москвы. В городе оставались великая княгиня и митрополит Киприян.

К тому времени Москва уже была окружена высокими каменными стенами, и Тохтамыш предпочел не штурмовать город, а отдал распоряжение его осадить. В то время в городе оставался простой люд, который по настоянию митрополита образовал народное ополчение. Но прежде чем сесть в осаду посадский люд воспользовались собственной свободой и направились к боярским погребам, сбили замки, вытащили оттуда бочки с медом, пивом, винами и основательно напились. Затем, показывая свою "неустрашимость", они шли на стены и ругали татар, сопровождая брань соответствующими жестами. А татары, особенно сибирские, народ очень обидчивый, и они крайне рассердились на москвичей за их поведение. Митрополит же сделать ничего не мог: его не слушали, а когда владыка захотел уехать из Москвы (полной осады не было, и выйти из города мог любой), его, как и великую княгиню, посадские обобрали до нитки.

После отъезда Киприана народ продолжал гулять и пропивать свое и чужое имущество. Через некоторое время, когда был выпит весь запас спиртного, москвичи решили договориться с татарами: татарам было предложено изложить свои условия мира, для чего осажденные собрались впустить в город посольство. Но, когда открыли ворота, никому из представителей "народных масс" не пришло в голову выставить надежную охрану, дабы пропустить только послов. Посадские просто открыли ворота, татары ворвались в город и устроили погром. Город был разорен [Л. Н. Гумилев От Руси до России М., Астрель 2005 с. 148].

Итогом стало то, что взятие Москвы испортило тесные дружественные отношения, которые ранее существовали между Ордой и Московским улусом.

Столкновение с Тохтамышем сильно ослабило положение великого князя Дмитрия. Ведь ярлык на княжение мог давать только хан Орды. Этим обстоятельством решил воспользоваться тверской князь Михаил Александрович, но Тохтамыш не пожелал дать тверскому князю ярлык на великое княжение. Тогда Дмитрий, переступив через свою обиду, послал в Орду своего сына Василия, благодаря которому удалось сохранить великое княжение за Москвой. Правда, Тохтамыш оставил Василия у себя в качестве заложника, но в 1385 году молодой княжич бежал в Литву, где стал пленником Витовта, освободился от только после того, как женился на дочери литовского князя - Софье, и только после этого он возвратился домой.

Разногласия с Тимуром


Казалось, для Тохтамыша наступили лучшие времена. Москва скрепя сердцем, но все еще нуждалась в нем, другие княжества по-прежнему платили дань и стремились выслужиться перед чингизидом. Сам хан сумел объединить Белую, Синюю и Золотую Орду и тем самым восстановить Джучиев улус, но власть свою, завоеванную с трудом не смог сохранить. Его вина была в том, что он не имел таланта политика, которым обладали его враг Мамай и временный союзник, собственно которому он и был обязан - Тимур. И если первый был устранен с пути Тохтамыша, то второй с завидной быстротой расширял границы своей империи. А это не входило в планы хана, и Тохтамыш отблагодарил Тимура черной неблагодарностью, он выступил против самаркандского властителя.

Дело было в том, что по завещанию Чингиз-хана весь Хорезмский оазис принадлежал потомкам Джучи. Но к моменту воцарения Тохтамыша Хорезм уже входил в состав империи Тимура. Это и послужило причиной. В 1383 году золотоордынский хан сделал первую попытку обрести самостоятельность. Доказательством тому стало возвращение Хорезма. Но это длилось не долго. Очень скоро Тимур возвратил Хорезм под свою руку, однако с этого момента между Тохтамышем и Тимуром вспыхнула война.

В 1385 году Тохтамыш нанес новый удар по владениям Тимура. Войска Тохтамыша прошли через Дарьяльское ущелье и захватили Тебриз в Азербайджане, который, опять токи, по разделу Чингиз-хана должен был принадлежать улусу Джучи. Но закрепиться и здесь Тохтамыш не смог. Тимур отогнал армию татар, захватив много пленных.

Через два года Тохтамыш, собрав большое войско, перебросил его через казахские степи и. пройдя через пустыню Бетпак-Дала, миновав Ходжент и Самарканд, дошел до Термеза. По пути хан не смог взять ни одной крепости. Тимур, воевавший в это время с Персией, с отборными частями своей армии форсированным маршем вернулся в Среднюю Армию. Тохтамыш поняв что не выдержит главной битвы, стал отступать. Но Тимур настиг его в Фергане и разбил, после чего хан с остатками своего войска ретировался в Западную Сибирь.

Войну с Тохтамышем можно было выиграть только в татарских владениях и, Тимур это хорошо понимал. Но Синюю Орду и Поволжье хорошо защищали огромные расстояния. Для того, чтобы вести степную войну, нужно было иметь достаточное количество лошадей, а для них - необходимый фураж. В этой ситуации Тимур решил двинуть свои войска весной, когда обширные степи, отделяющие Волгу от оазисов Средней Азии, покрыты травой.

Тохтамыш не ожидал выступления Тимура, но все же стал готовить свои войска к встрече с нежданным гостем.
В этот время, в 1389 году, умер московский князь Дмитрий Донской, на престол должен был вступить его сын Василий, но прежде чем он объявит себя наследником и законным князем, это решение должен был утвердить хан московского улуса - Тохтамыш. Хан дал права Василию, но потребовал от него помощи в войне с Тимуром. Василий войско привел, но сражаться за Тохтамыша с сильным полководцем у князя не было ни какого желания.

Тимур, совершив стремительный бросок, с ходу прижал ханские войска к Волге. Несмотря на мужество татарской конницы Тохтамыш потерпел поражение. Регулярная армия Тимура, его грозные гулямы одержали решительную победу в битве при реке Кондуке - одним из притоков Волги. Сам Тохтамыш успел переправиться на правый берег реки, но дело было проиграно. Его союзник Василий воспользовался ситуацией и отвел свои войска. Поход Тимура на Волгу был победоносным, но он не решил своей основной задачи - защиты Средней Азии. Самое сердце владений Тимура с городами Самарканд и Бухара, оставались беззащитными от ударов со стороны казахской степи. И действительно вскоре Тохтамыш снова выступил против Тимура. Он двинулся из поволжских степей на юг по западному берегу Каспийского моря. Тимур вышел ему навстречу и оба войска встретились на берегу Терека, где и произошла кровопролитная битва. Несмотря на то, что татары проявили исключительный героизм, они не смогли выдержать натиска регулярной армии. Тохтамыш вынужден был бежать. А Тимур двинулся дальше. Он прошел через прикаспийские степи и вторгся в центр Золотой Орды - волго-донское междуречье.

Теперь Тимур намеревался пройти дальше на Русь и захватить Рязань и Москву. Вероятно, это удалось бы ему если бы в это время не в тылу не вспыхнуло восстание среди черкесов, осетин и татар. Тимуру пришлось повернуть назад. Пройдя Перекоп, он собрал на Крымском полуострове дань и накормил свое войско. И хотя восставшие черкесы выжгли степи к северу от Кубани, войско Тимура сумело пройти через степь и нанести черкесам удар, который заставил их укрыться в горах. Миновав Дербентский проход и войдя в Азербайджан, Тимур ликвидировал крепости восставших в Закавказье и в горах Эльбруса, а затем вернулся в Самарканд.

Между тем, еще в Поволжье некоторые офицеры татарского происхождения, соратники Тимура - Эдигей и царевичи Белой Орды Корейчай и Темир-Кутлуг потомки Урус-хана попросили разрешение остаться в степях. Тимур возложил на них задачу упорядочить татарскую Орду. Но военачальники больше не вернулись к Тимуру. Мурза и татарский царевич не стали помогать завоевателю, а предпочли соединиться со своим народом. Так в разбитой Тимуром Золотой Орде утвердились новые правители. Правда, очень скоро, Корейчак, молодой и достаточно энергичный человек - которого хотел возвести на сарайский престол Эдигей (сам он не имел права претендовать на престол золотоордынских ханов, так как не был чингизидом) умер и власть перешла к его двоюродному брату Темир-Кутлугу. Новому хану очень скоро пришлось защищать престол от Тохтамыша небезосновательно стремившегося занять свое место. Тохтамыш даже смог разгромить Сарай, но Темир-Кутлуг разгромил его и вступил в тесный союз с мурзой Эдигеем, которого назначил правителем двора.

Поскольку союз с Москвой был теперь для Тохтамыша невозможен, разбитый он ушел на запад, в литовские приделы, где очень скоро отличился в битве при реке Ворскле 1399 года. §


Поделитесь записью в соцсетях с помощью кнопок:

Просмотров: 8001
Рейтинг:
  • 5

Реклама от партнеров: